aidan.eastman
- А посуда ты Сам-Знаешь-Чья... причем Вольдеморт ее мыть точно не будет...
Уже далеко за полночь, но в кабинете зельевара до сих пор мерцает огонёк. Если бы кто-то смог незаметно снять все охранные заклятья и отпереть тяжёлую дверь, то поразился бы представшей перед взором картине.
Северус Снейп, гроза всей школы, не варит смертельный яд для нерадивых учеников и не составляет коварных планов по смещению с жёсткого преподавательского кресла очередного учителя по ЗОТИ. Он не изобретает смертоносные проклятия и не придумывает особо извращённых взысканий, нет.
Мрачный зельедел сидит за столом и... рисует. На обычной белой бумаге, карандашом. Листок освещается лежащим рядом Патронусом, ланью, и этого света вполне достаточно, чтобы разглядеть головку лани и на бумажке. Карандаш скользит быстро, уверенно, но сам художник на рисунок не смотрит. Его взгляд направлен куда-то вдаль, в прошлое. Глаза Северуса печальны, но Патронус горит ярко.
Внезапно рука зельевара вздрагивает, лань гаснет. Чертыхаясь, Северус нашаривает в темноте палочку.
- Люмос.
Одного взгляда достаточно, чтобы понять: рисунок испорчен безнадёжно. Соскочивший карандаш перечеркнул лань жирным зигзагом. Странно, но на лице Снейпа нет ни досады, ни сожаления. В чёрных глазах горит непонятное мрачное удовлетворение.
- Как же это символично.
Зельедел комкает листок и бросает его на горку пепла в углу. Слово – и бумажка вспыхивает и тут же гаснет, и пепел от неё смешивается со старым. Гулко отворяется дверь, пропуская хозяина, и с лязгом закрывается за его спиной. Кабинет погружается во мрак.

@музыка: Avantasia - the Wicked Symphony

@темы: графомания, гп